?

Log in

Для доверителя эффективным результатом работы адвоката  зачастую является итоговое решение по делу. И очень часто, в ходе консультации, мы, адвокаты, часто слышим фразу «если бы я раньше знал». Но….  может быть стоит придти к адвокату не тогда, когда уже что-то произошло, а тогда, когда все еще хорошо. Придти не за решением проблемы, а за информацией, необходимой для того, чтобы предугадать и избежать возможные негативные последствия. Не зря бытует народная мудрость: предупрежден - значит вооружен.

Когда такие последствия будут просчитаны наперед, когда будет оценена правовая составляющая, когда будут просчитаны все риски, Вы будете чувствовать себя уверенно, и избавитесь от необходимости тратить временной и финансовый ресурс на решение сложившихся проблем.

Ситуаций, когда может понадобиться квалифицированная консультация адвоката «до того как», множество.

Так, работнику при трудоустройстве, полезно оценить договор на предмет защищенности и трудовых гарантий. Работнику, которому грозит увольнение в виду ликвидации предприятия, важно знать о компенсациях и об обязанностях работодателя в сложившейся ситуации.

Работодателям важно правильно составить трудовой договор или должностную инструкцию, отвечающую его интересам, не ущемляя при этом прав работника.

Юридическим лицам, только открывающим бизнес, будет интересно составить все учредительные документы, договоры и локальные акты так, чтобы избавить себя в будущем от судебных споров и обезопасить от недобросовестных контрагентов.

Все большее распространение получают консультации по составлению таких деликатных документов как брачный контракт.

Не менее актуальной остается информация по заключению договоров разных видов, в разных сферах. Особенно яркий пример информации, с которой адвокат может помочь, - правовая оценка объекта недвижимости, в противном случае, лицо заключает договор купли-продажи недвижимости, платит денежные средства, и может остаться без квартиры и денежных средств только из-за того, что квартира арестована. Вернуть в этом случае денежные средства возможно, но взыскать их обратно с должника, учитывая, что у него недвижимость в арестах вряд ли удастся так просто..

Прежде, чем совершить какую-либо сделку, провести финансовую операцию, следует не пожалеть времени и средств на то, чтобы адвокат проверил контрагентов, составил документы, которые позволят избежать не только гражданско-правовой, но и не допустить оснований для привлечения к уголовной ответственности. Сотрудничество с адвокатом, имеющим большой практический и успешный опыт работы позволяет эффективно защитить интересы.

В уголовном судопроизводстве каждый человек имеет право явиться на допрос с адвокатом, и не важно, свидетель он, подозреваемый или обвиняемый. Но это уже в рамках возбужденного уголовного дела. А ведь зачастую еще на стадии доследственной проверки можно предпринять действия, которые приведут к отказу в возбуждении дела.

Не все знают о том, что адвокат вправе оказывать помощь  уже   с момента начала проведения любых проверочных мероприятий правоохранительными органами. Не стоит недооценивать необходимость участия адвокатов «до» и непосредственно во время  дачи объяснений вашими работниками  сотрудникам полиции.

Обратившись к адвокату «до того как» с одной стороны, человек получит поддержку и хотя бы примерное представление о собственных возможностях в рамках действующего законодательства. С другой стороны, ему подскажут как себя правильно вести при возникновении той или иной проблемы, дабы не навлечь на себя еще большие неприятности. К сожалению, именно по незнанию в большинстве случаев люди, попавшие в сложные обстоятельства, пытаются самостоятельно решить вопросы, лежащие в правовой плоскости, тем самым только запутывая и усложняя дело.

Своевременная юридическая консультация  необходима, чтобы избежать неправильных действий, которые могут только усугубить ситуацию. Предотвратить проблему проще, чем впоследствии решать ее, поэтому за юридической помощью следует обращаться еще до того, как у Вас возникла правовая проблема.

На сегодняшний день право многолико, и не стоит верить тем, кто говорит, что в одинаковой степени успешно владеет всем и работает во всех отраслях права. Такая форма организации как Адвокатское бюро, тем и ценна, что объединяет узких специалистов в различных отраслях права. Работая на условиях солидарной ответственности перед доверителем, команда адвокатов  действительно в состоянии оказать помощь доверителю по любым вопросам. Комплексный подход и слаженная работа в команде является гарантией эффективной работы.

 Адвокат Монс Н.С.

Теодор Драйзер как-то заметил: «Самое безнадежное дело — точно определить характер человека». Этим «делом» изо дня в день занимаются профессиональные адвокаты. Именно от их компетенций зависит судьба каждого из нас. В преддверии профессионального праздника мы пообщались с уважаемым представителем этой сложной профессии — президентом Адвокатской палаты Красноярского края, членом КРО Ассоциации юристов России Сергеем Николаевичем МАЛЬТОВЫМ.
— В этом году адвокатское сообщество России перешло важный рубеж: в июле исполнилось десять лет с момента вступления в силу ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», от которого ведет отсчет современная адвокатура. Какие наиболее значимые изменения произошли за это время в сфере, регламентирующей вашу деятельность?
— Этот федеральный закон поставил адвокатуру на более достойное положение в обществе. Отечественное законодательство об адвокатуре — а я изучал законодательную базу во всех странах Европы и Америки — считается одним из самых сильных, потому что не на словах, а на законодательном уровне обеспечены права адвокатов. Значимый итог этого десятилетия — адвокатура как институт гражданского общества состоялась. Адвокатская палата Красноярского края сформирована, работает в полном составе. Главная наша задача — соблюдать права граждан и обеспечивать бесперебойность работы судопроизводств. Вы знаете, сегодня очень много желающих «залезть» в наш закон: правоохранительным органам не нравится, что защита у нас может носить активный характер. Кого-то не устраивает независимость адвокатуры, здесь я имею в виду адвокатскую тайну. Разные составы Государственной Думы неоднократно предпринимали попытки изменить наше законодательство. Точка в этом смысле была поставлена пять лет назад, когда был наложен мораторий на этот закон. Если сегодня поправки и вносятся, то носят технический характер и связаны с изменениями в отраслевом законодательстве. Поэтому говорить о глобальных изменениях в этой сфере я не могу. Из положительного итога могу сказать следующее. Наша страна добилась того, что после того как в мире началась борьба с экстремизмом, европейская комиссия приняла ряд законов, которые обязывали адвокатов «стучать» на своих клиентов, если им становилось что-то известно о финансовых махинациях. Российское правительство поддержало нас, и в нашем законе прописано: «стучать» могут все, кроме адвокатов и нотариусов. Другой положительный момент — Министерство юстиции сегодня признает существование двух юридических рынков неправильным. С учетом мнения ВАС мы склоняемся к тому, чтобы ввести в стране адвокатскую монополию. Во всем мире сами граждане или юристы не могут подавать иски в суд, всё делается через адвокатов. Сейчас предпринимаются попытки расширить адвокатуру. На сегодня в России около 70 000 адвокатов, в планах — увеличить их количество в два раза.
— У Адвокатской палаты Красноярского края скоро произойдет важное событие: 16 ноября исполнится десять лет с момента ее учреждения. Сергей Николаевич, можете подвести итоги десятилетия?
— В 2002 году адвокатская система в крае полностью развалилась. Министерство юстиции в свое время допустило ошибку: наряду с предусмотренными законом коллегиями адвокатов субъектов РФ разрешила так называемые альтернативные коллегии. В результате единство управления адвокатурой сошло на нет. В 2002 году в крае было 850 адвокатов, из них 500 человек состояло в краевой коллегии адвокатов, 350 — в альтернативных. Сегодня мы выстроили эффективную работу, первыми в России организовали Институт повышения квалификации адвокатов как самостоятельное юридическое лицо.Сильная профессиональная организация с крепкими внутренними и международными связями — то, что мы имеем на сегодняшний день. На учредительной конференции мы смогли всего за один день создать Адвокатскую палату, в отличие о других регионов. Мы были первыми в стране, кто смог приобрести собственное помещение.
— Кто сегодня вправе заниматься адвокатской деятельностью в России? Какие требования сегодня предъявляются к профессиональным адвокатам?
— Только адвокаты. Они должны иметь высшее юридическое образование и стаж не менее двух лет. Специалист, соответствующий этим критериям, может обратиться в Адвокатскую палату по месту жительства и попытаться сдать квалификационный экзамен. У нас он состоит из двух этапов: письменный, он позволяет видеть логику, ход мысли. Прошедшим первый тур предстоит устное собеседование по билетам. Статистика поступивших разная: бывает из десяти претендентов ни один не сдает. А бывает, из десяти могут сдать семь человек. Все зависит не от настроения комиссии, а от профессиональных компетенций экзаменуемых. Некоторые же вообще идут, не умея читать и писать, считая при этом, что они смогут защищать права граждан. Таких мы, конечно, к адвокатуре не подпускаем.
— Могут ли выпускники вузов сразу стать адвокатами?
— Стаж практической деятельности начинает считаться после окончания вуза. Два года, как минимум, он должен поработать юристом либо пройти стажировку в адвокатском образовании не менее года. Однако понятие стажировки относительное: человек может числиться стажером и при этом ничего не уметь. Для этой ситуации у нас действуют свои правила. Человек, который проходит усеченную годичную стажировку, должен потом «защитить» свои знания на аттестационной комиссии. При успешной аттестации он допускается к экзамену.

— Приветствуются ли адвокатским сообществом адвокатские династии?
— Конечно. При этом я не могу сказать, что мы даем «зеленую улицу» детям, чтобы они создавали династию, но мы относимся к этому с пониманием. У таких адвокатов, в отличие от всех остальных, есть большое преимущество — им есть у кого учиться, есть у кого перенимать опыт.
— Реально ли адвокату добиться вынесения оправдательного приговора?
— Для меня оправдательные приговоры никогда не были показателем. Я много лет работал судьей, выносил оправдательные приговоры, даже когда их вообще не было. Помню, за один такой приговор меня вызвали на бюро райкома партии с целью исключить из партии. Здесь нужно говорить о мотивах оправдания. Когда незаконно осуждают человека — обидно. Но когда оправдывают того, кто виновен, потому что следователь допустил техническую ошибку! Какова цена этого оправдания? Разве общество выиграло от того, что преступник остался на свободе? Это относительный критерий.
— Сегодня адвокаты вправе выполнять роль медиатора. Скажите, насколько у нас в крае распространена практика медиации с участием адвокатов?
— Любой адвокат заинтересован, прежде всего, в быстром заработке. А быстрый заработок — не что иное как мировое соглашение, поэтому адвокат уже выступает как медиатор, пытаясь уговорить обе стороны добровольно решить спор, и отдать судье согласованное мировое соглашение. Конечно, любому судье будет удобнее, если не он будет принимать решения, а просто утвердит медиативное соглашение. Другой вопрос — процедура медиации в законодательном плане еще не до конца проработана. Как результат — волокита в судах. Получается, что одна из сторон просит дать ей время разобраться, и в итоге стороны могут не прийти к консенсусу, а у судьи нарушаются сроки рассмотрения дела. К тому же эта практика не очень востребована. На моей памяти за последнее время в арбитражном суде рассматривались одно-два медиативных дела.
— Сегодня невозможно представить современный бизнес без надежной юридической поддержки, без использования справочно-правовых систем. В системе КонсультантПлюс есть готовые решения всех правовых вопросов с анализом судебной практики и много другой справочной информации, необходимой в работе. Насколько сегодня такое юридическое сопровождение полезно для адвоката?
— Когда я начинал свою профессиональную деятельность, работал юристом, мы вели всю документацию вручную с помощью карточек. Всю судебную практику где-то вылавливали, она не публиковалась. Сейчас всё поменялось: нужная информация содержится в справочно-правовых базах и без них работать просто невозможно. Система КонсультантПлюс очень упрощает работу с правовой информацией. К тому же на процессах всё чаще можно увидеть адвокатов, которые через установленные в ноутбуке справочные программы «на месте» могут обратиться к нужному закону.
— Адвокаты нередко в своей профессиональной деятельности используют приемы психологического воздействия. Кодекс профессиональной этики адвоката не содержит ограничений по использованию адвокатом каких-либо методов психологического воздействия. Закономерно возникает вопрос об этичности их использования…
— Умение задавать вопросы для любого адвоката — великое дело. Один известный адвокат сказал: «Если ты не знаешь, какой получишь ответ, не задавай вопрос». Нужно всегда стараться подвести человека к тому состоянию, когда он будет отвечать именно то, что ты от него хочешь услышать. Нужно быть неплохим психоаналитиком, чтобы разобраться в человеке. Важно уметь определить, как строить допрос: «вопрос в лоб» или обходной? Как без психологических приемов понять, кого ты защищаешь и кого твой подзащитный сейчас обманывает: меня или, может, себя? Чтобы «раскрутить» человека, я могу, конечно, пойти по простому пути — поверить ему на слово и встать на его позицию. Но адвокату нужно понять на самом деле, что за человек перед ним. Когда подзащитного удается расположить к себе, он раскрывается, и ты начинаешь понимать, почему он так поступил. Тогда всё предстает уже совершенно в ином свете. Мастерство адвоката в том и заключается, чтобы донести эту мысль до судьи. А это — возможность для смягчения приговора. При этом нужно оставаться человеком: быть честным, порядочным. Мы воспитываем у адвокатов культуру судопроизводств, поэтому вопрос об этичности использования методик совсем не стоит.
— Без каких профессиональных и человеческих качеств не может состояться адвокат?
— Этот человек должен обладать высокой внутренней культурой. Речь идет не о дипломе, а об образованности в широком смысле этого слова. Адвокат обязан владеть юридической техникой, быть прекрасным оратором, быть начитанным. Этому человеку необходимо уметь выстраивать взаимоотношения с представителями смежных специальностей. Адвокат — универсальный специалист, он должен быть немного психологом, немного психоаналитиком, немного медиатором.
— Сергей Николаевич, обращаясь ко всему юридическому сообществу Красноярского края, что бы вы хотели пожелать в профессиональный праздник?
— Успехов в профессиональной деятельности, достойно исполнять свой долг, регламентирующий его отраслевыми нормами. Работа такого специалиста должна быть нацелена на одно — на обеспечение законности. И самое главное — ему нужно быть принципиальным. Когда каждый будет принципиально относиться к своему делу, толку будет больше, правосудие будет качественнее, а права граждан будут защищены.

«Правовое обозрение» №10 (133) / ноябрь, 2012.

Согласно второму подходу, возбуждение дела о банкротстве само по себе не прекращает существовавших ранее правоотношений, не трансформирует их правовую природу, а потому не освобождает конкурсного управляющего от обязанностей, предусмотренных иными нормативными правовыми актами (в частности, Трудовым кодексом РФ. Федеральным законом «Об акционерных обществах») Следовательно, не исключается возможность привлечения конкурсного управляющего к административной ответственности и по иным статьям КоАП РФ, помимо статьи 14.13.

Сторонники данного подхода аргументируют свою позицию правовыми указаниями, изложенными в статье 2.4 КоАП РФ, толкуемой в нормативном единстве со статьей 129 Закона о банкротстве.

При этом затрагивая вопрос выплаты заработной платы, следует отметить что,  отсутствие в перечне обязанностей арбитражного управляющего прямого указания на обязанность по выплате заработной платы работникам должника является следствием того, что Закон о банкротстве является специальным и содержит нормы, регулирующие специфические правоотношения в сфере несостоятельности (банкротства), а потому никоим образом не освобождает конкурсного управляющего как руководителя должника от исполнения обязанности, возложенной на него иными федеральными законами. Анализируемый подход получил поддержку в, оставленным в силе определением ВАС РФ от 23.09.2008 № 9027/08.

Таким образом вопрос привлечения арбитражного управляющего к ответственности, является проблемный и требует детального изучения. 

   Реформа рынка юридических услуг

В целях установления эффективного законодательного регулирования  в России сейчас активно обсуждается реформы адвокатуры и рынка юридических услуг в целом, предлагаются следующие варианты реформы.

·                   Для регулирования юридической профессии и обеспечения равного доступа к рынку сформировать единые квалификационные требования и выдавать всем юристам лицензии, как это было в 90-е годы прошлого столетия;

·                   Оставить адвокатуру в ее сегодняшнем состоянии, а остальных юристов, объединить в СРО в которых будут установлены единые профессиональные требования.  Такая модель отчасти уже функционирует, так  по инициативе крупнейших юридических фирм в 2005 году создана Некоммерческое партнерство "Объединение участников рынка правовых услуг  "Национальная Правовая Палата". Палата, активно продвигает идею саморегулирования и  объединила несколько десятков юридических фирм – не адвокатов  со всей России.[1]

·                     Принять всех юристов, имеющих намерение оказывать юридические услуги неопределенному кругу лиц, в адвокатскую корпорацию.  Подобной позиции придерживается Минюст РФ. Чиновники публично заявляют о несоответствии профессиональным и этическим требованиям юридической профессии не только неких абстрактных юристов, но и адвокатов. Наиболее вероятным сценарием развития событий они считают объединение консультантов на основе адвокатского статуса, но с оглядкой на интересы влиятельной группы многочисленных представителей российских юридических фирм».[2]

Цель реформы: а) очистка рынка от неквалифицированных и недобросовестных участников; б) усиление позиций адвокатуры и представителей юридической профессии в целом, повышение их престижа; в)повышение качества оказываемых услуг; г)обеспечение доступности юридических услуг населению; д) установление единых правил законодательного регулирования деятельности участников рынка юридических услуг.

Обсуждаемая проблема реформирования рынка юридических услуг не нова и своими корнями уходит в историю России.  Н.В.Черкасова в своей монографии «Формирование и развитие адвокатуры в России 60-80-е годы XIX века», указывает на то что, до 1864 года: «Судебное представительство существовало не в качестве юридического института, а лишь в качестве обычно правового. Каких-либо требований в виде обязательного или «нравственного ценза» к ним поверенным не предъявлялось. Не существовало и их внутренней организацией.[3]  Между тем первым нормативно-правовым актом закрепляющих положение судебного представительства  на Руси встречается в Псковской судной грамоте (1397-1467 г.). [4] Устанавливался  круг лиц, которые могли иметь представителя в суде. К ним относились женщины, дети, монахи и монахини, глухие и дряхлые старики (статья 58).[5] Институт судебного представительства был развит так, что Псковская судная грамота, детально прорабатывала участие профессионального поверенного (наймита), запрещая ему вести два дела в один день (статья 71), целовать крест за представляемого (статья 36) и пр.[6]

Таким образом, древнее право Руси демонстрирует достаточную степень адекватности в нормативно-правовом регулировании вопроса профессионального представительства в суде, убедительно свидетельствуя о наличии института представителей на профессиональной основе (наймиты).[7] В дальнейшем, вплоть до реформы Александра II, развитие профессиональных полномочий профессионального представителя в судопроизводстве не наблюдается, суд вообще перестает быть делом обычным, становиться источником страха для населения и формой реализации властных полномочий высшей государственной власти.[8]  

Такое положение дел связано в частности с тем, что цари, от Петра Великого до Николая I, были настроены решительно против создания в России адвокатской корпорации западного образца.  Екатерина II и Николай  I считали адвокатов главными виновниками французской революции и гибели монархии и резко отрицали саму идею адвокатуры западного типа.

 К середине XIX века созрело понимание необходимости реформ, уже сформировалось убеждение, что состязательный процесс – самый древний, естественный и единственный способ судопроизводства. «Но необходимое условие введения состязательного процесса, как неоднократно повторялось в судебных записках,- есть учреждение сословия судебных поверенных» т.е. фактически создание адвокатуры.

Судебная реформа 1864 года, воплотившая либеральные начала в праве, пыталась решительно порвать с прошлым в отношении к адвокатской профессии. Эта реформа, целью которой явилось введение элементов более прогрессивного образца в правопорядок России.

Согласно данной реформе произошло разделение на присяжных поверенных и частных поверенных. Сфера их деятельности совпадала, разница состояла лишь в том, что в отличие от присяжных поверенных, имеющих право выступать в любом суде Российской Империи, частные поверенные могли выступать только в судах, выдавших такое разрешение. Деятельность частных поверенных представляла  сильный контраст с адвокатурой западного образца. Законодательство, регулирующее деятельность частных поверенных, сохраняло их дореформенный статус. Это была фактически неорганизованная, формально незарегистрированная группа.[9]

В конце 80-х начале 90-х годов  ХХ  века изменилась система оказания правовой помощи: адвокатура утратила самое главное - свою многолетнюю монополию на оказание юридических услуг. С одной стороны, появились всякого рода юридические кооперативы и юридические фирмы, а с  другой – так называемые «параллельные» коллегии адвокатов. Все эти структуры активно взаимодействовали и конкурировали друг с другом.

Как видно наше государство не первый раз пытается реформировать рынок юридических услуг, но пока что не смогло выработать эффективных методов его построения и регулирования. Данная проблема не так проста, как может показаться, при ее решении необходимо учитывать не только особенности структуры рынка, но и обращать внимание на развитие и потребности иных рынков и общества в целом, а также ответить на вопрос для чего и какое место юридические образования должны занимать в государстве.



[1]См. http://www.legalfirms.ru/.

[2]Муранов А.И. «Адвокатура как царство кащея и «партия антимонополистов». Адвокатура. Государство. Общество: сб. материалов VII ежегодной научно-практической конференции, 2010г.- М.: Информ-право,2010 –С.103.

[3] Черкасова Н.В. Формирование и развитие адвокатуры в России в 60-80-е годы XIX века. М.: Наука, 1987. С.53.

[4] История отечественного государства и права. Хрестоматия. М.:Юрид.колледж МГУ,1996. С.22.

[5]Российское законодательство X-XX веков.Т.1. Законодательство Древней Руси М.:Юрид.лит.,1984. С. 100.

[6] Владимирский-Бубанов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/д:Феникс,1995. С.586.

[7] Чернов Р.П. История Российской адвокатуры. ». Адвокатура. Государство. Общество: сб. материалов VII ежегодной научно-практической конференции, 2010г.- М.: Информ-право,2010  С. 137-143.

[8] Чернов Р.П. Там же. С. 137-143.

[9] Буровин В.Н. Адвокатская деятельность .М.: Из-во МНЭПУ, 2001. С. 44.

Участники рынка юридических услуг в странах с рыночной экономикой занимают важное место наряду с банками, биржами и страховыми фондами. Вместе они обеспечивают существование того механизма который мы называем рынок. [1] К сожалению, к России данное утверждение пока относиться не в полной мере. Рынок юридических услуг России имеет свою специфику и особые проблемы:

1)    Устройство рынка юридических услуг

В настоящий момент на рынке юридических услуг сформировалось три вида субъектов.  Во-первых, это адвокатское сообщество. Их деятельность регулируется, Федеральным законом об адвокатуре, кодексом адвокатской этики. Адвокатура является профессиональным сообществом, построенным на основе обязательного членства адвокатов в адвокатских палатах, работающим в рамках общих этических правил, исполняющим важную публично-правовую функцию по оказанию бесплатной юридической помощи, в том числе в виде судебного представительства. Современная адвокатура не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления и действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов.[2]

Во-вторых, это юридические фирмы, созданные в форме коммерческих организаций организации и индивидуальные предприниматели. Их деятельность не урегулирована ничем кроме, общих положений  гражданского законодательства и положений закона о юридических лицах и индивидуальных предпринимателях - они не обязаны получать лицензии, сдавать квалификационные экзамены, входить в СРО или каким-то иным способом обеспечивать качество оказываемых услуг.

Вследствие подобного дуализма рынок является разрозненным, отсутствуют «единые правила игры», а участники этого рынка между собой фактически не взаимодействуют.

В результате уже сейчас снижается качество оказываемых юридических услуг, и  возникает опасность экспансии рынка со стороны третьего субъекта - иностранных юридических фильм. По статистическим данным прирост сотрудников международных иностранных юридических фильм, работающих в России увеличился за последние три года на 30%.[3] Самые крупные проекты ведут иностранные юристы, так, к примеру, делами  «Газпрома» занимаются немецкие юристы, а Министерство финансов РФ за 2006 год израсходовала на иностранных юридических консультантов 72 миллиона долларов США бюджетных средств. [4]

Таким образом, основной проблемой российского рынка юридических услуг является недостаточно высокий общий уровень профессионализма лиц, оказывающих на постоянной основе юридические услуги гражданам и организациям. В настоящее время представительство в суде вправе осуществлять практически неограниченный круг лиц, как обладающих, так и не обладающих необходимыми знаниями и опытом в области права.

Не менее серьезной проблемой является деятельность недобросовестных лиц на рынке юридических услуг, вовлеченных
в совершение преступных  деяний. Лица, исключенные из адвокатского сообщества за совершение аморальных и противоправных поступков, имеют возможность продолжать заниматься юридической деятельностью в качестве частнопрактикующего юриста или работника организации. В настоящее время отсутствует эффективный законодательный механизм, позволяющий исключить таких недобросовестных лиц из юридического сообщества.

Сбалансированность рынка юридических услуг зависит от эффективного законодательного регулирования, которое должно осуществляться с учетом государственной политики в сфере оказания квалифицированной юридической помощи в целом. [5]



[1]Борщевский М.Ю. Бизнес-адвокатура в США и Германии: учебной пособ. М.:Белые альвы,1995. С.3.

[2] Проект государственной программа РФ «Юстиция». http://apno.natm.ru/Lists/List/DispForm.aspx?ID=114

[3] Martin E Dial Moscow for money. The European Lawyer.2006. December. P.29-36/

[4] Бюллетень Счетной палаты Российской Федерации. 2006. № 4(100). С.10-11.

[5] См. Проект государственной программа РФ «Юстиция». http://apno.natm.ru/Lists/List/DispForm.aspx?ID=114.

В настоящее время в юридической  практике  актуальным является вопрос, о порядке привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности, а именно: подлежат ли его неправомерные действия при банкротстве квалификации только по статье 14.13 КоАП РФ или возможна квалификация и по другим статьям особенной части.

Действующее отраслевое законодательство не содержит четкого ответа на поставленный вопрос. Не представляется возможным обнаружить ответ и в доктрине общей теории права. В связи с этим в судебной практике сложилось два самостоятельных  подхода к решению данного вопроса.

Согласно первому подходу, арбитражный управляющий не подлежит привлечению к административной ответственности по иным статьям, кроме статьи 14.13 КоАП РФ. Сторонники изложенного подхода исходят из необходимости толковать в нормативном единстве положения статей 126, 129 Закона о банкротстве и статьи 53 ГК РФ.

В соответствии с пунктом  2 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия. Хозяйственно-распорядительную деятельность в отношении юридического лица-должника осуществляет назначаемый арбитражным судом конкурсный управляющий (пункт 1 статьи 129 Закона о банкротстве), полномочия которого строго определены в указанной норме закона. При этом, толкуя приведенные законоположения во взаимосвязи со статьей 53 ГК РФ, в силу которой юридические лица приобретают гражданские права и принимают на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, следует прийти к выводу о том, что в период конкурсного производства единственным органом управления юридического лица является конкурсный управляющий, полномочия которого ограничены целями конкурсного управления.

В силу прямого указания закона конкурсный управляющий осуществляет полномочия руководителя должника в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены Законом о банкротстве. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 19 декабря 2005 года № 12-П, арбитражный управляющий – это лицо, осуществляющее преимущественно публичные функции, он назначается арбитражным судом и выполняет публично - правовые функции по защите прав и законных интересов должника, кредиторов, государства и работников должника. Публично-правовой статус арбитражных управляющих обусловливает право законодателя предъявлять к ним специальные требования, а также возлагает ответственность за обеспечение проведения процедур банкротства надлежащим образом.

Следовательно, с момента введения конкурсного производства и утверждения конкурсного управляющего и до даты прекращения производства по делу или заключения мирового соглашения все правоотношения подлежат переводу в плоскость дела о банкротстве, регулируются соответствующим законодательством, за нарушение которого и возможно привлечение конкурсного управляющего к ответственности: гражданско-правовой (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве), административной (статья 14.13 КоАП РФ) или уголовной (статья 195 УК РФ).

В частности, в силу приведенной выше аргументации у конкурсного управляющего отсутствует обязанность по представлению и раскрытию информации на рынке ценных бумаг, следовательно, отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренный статьей 15.19 КоАП РФ.

Исходя из  анализируемого подхода, спорным является и привлечение конкурсного управляющего к административной ответственности, за невыплату заработной платы (статья 5.27 КоАП РФ) по мотивам того, что с момента признания организации-должника между конкурсным управляющим и работниками должника возникают отношения по расчетам с кредиторами в порядке очередности, установленной Законом о банкротстве: для конкурсного управляющего все работники являются кредиторами второй очереди, а неправомерные действия при банкротстве образуют составы правонарушений, предусмотренные статьей 14.13 КоАП РФ.

Таким образом, в данном случае справедливо утверждать, что несвоевременная выплата заработной платы арбитражным управляющим непосредственно не обусловлена нарушением трудовых отношений, так как он действует в пределах специальных полномочий, определенных законодательством о банкротстве. К аналогичному выводу пришла и судебная коллегия Высшего Арбитражного Суда РФ (определение от 06.10.2008 № 12137/08).